Сырые спальники, лисьи норы и грязь: российские военные рассказали о проблемах быта на передовой

Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок побывал на конференции «Огарковские чтения — 2023», посвященной развитию военных технологий и их влиянию на ведение боевых действий, и рассказывает, что там говорилось о быте участвующих в специальной военной операции России на Украине бойцов и командиров.

Сырые спальники, лисьи норы и грязь: российские военные рассказали о проблемах быта на передовой

© Станислав Красильников / РИА Новости

Без огня, под непрерывным дождем

Участники боевых действий на фронтах СВО рассказали о своем быте на передовой в рамках конференции «Огарковские чтения», прошедшей в Москве 31 октября.

По их словам, на Южной Украине с октября по апрель идет практически непрерывный дождь (или дождь со снегом, или снег с дождем).

По этим причинам бойцы в окопах круглосуточно, на протяжении долгих недель с ног до головы мокрые, причем мокрые насквозь. Не особо помогают в этом случае и спальные мешки — они тоже промокают. И обсушиться нет никакой возможности. Развести костер в условиях переднего края (ближайшего к неприятельскому фронту оборонительного участка) нельзя, тем более ночью. Он сразу вскрывается противником и в самом скором времени по костру (и находящимся вокруг него бойцам) прилетит как минимум несколько мин калибра 120, 82 или 60 мм (последний — сугубо натовский калибр).

На переднем крае нельзя даже вскипятить кружку чая. Во-первых, огонь даже из нескольких щепок будет замечен тепловизорами противника, а во-вторых, таблетки из сухого спирта, которые входят в состав ежесуточного пайка рядового бойца, только подогревают воду в кружке, но отнюдь не приводят к закипанию.

Вездесущая грязь

Одной из главных проблем участники СВО назвали грязь.

Украинская грязь — так называемая муляка — практически везде. Она забирается в берцы, за рукава, за шиворот. Приходится без преувеличения спать в этой грязи, есть в ней. Пейзаж на переднем крае по большей части представляет собой воронки от снарядов и грязь. Местность, на которой по большей части на Украине происходят боевые действия, представляет собой сельскохозяйственные угодья, то есть квадраты с размерами сторон в 5 км, окаймленные лесополосами (посадками). Находиться на открытых участках подобной местности опасно для жизни. Укрываться и оборудовать оборонительные сооружения можно только в посадках.

Выкопать окопы полного профиля и блиндажи (землянки) для укрытия личного состава в условиях муляки практически нереально. Только что отрытые ячейки и щели почти сразу заполняются грязной жижей. Можно выкопать разве что подобие лисьих нор, в которых и приходится бойцам и командирам на переднем крае укрываться от огня стрелкового оружия, огневых налетов, наконец, спать, да и просто жить.

Древесные насаждения, из которых состоят украинские лесополосы, практически непригодны для сооружения перекрытий землянок и блиндажей (никаких там «землянок наших в три наката», как поется в известной песне, из них не построишь). К тому же любая деятельность по сооружению подобных укрытий практически немедленно вскрывается противником и становится объектом для огневого удара.

Дроны ВСУ в небе и однообразная еда

Беспилотные летательные аппараты противника непрерывно висят над передним краем (причем вне радиуса действия наших антидроновых ружей и вне досягаемости огня из стрелкового оружия бойцов ВС РФ).

ВСУ отлично видят, что делается на линии боевого соприкосновения (фронтовики почему-то не любят этот термин и предпочитают говорить — передний край) и даже далеко за ней.

Любые перемещения групп бойцов, начиная с двух-трех солдат, вызывают немедленное огневое воздействие противника. Причем ВСУ очень неплохо оснащены всеми средствами разведки и наблюдения, в том числе приборами ночного видения всех возможных типов.

К примеру, для пополнения запасов продовольствия и боеприпасов от подразделения в точку сброса (где осуществляется выгрузка материальных средств) темной ночью отправляется два-три бойца. Они при передвижении не пользуются даже фонариками. В противном случае группа будет немедленно обнаружена и обстреляна. Боеприпасы и еда к переднему краю подвозятся отнюдь не трехосными автомобилями повышенной проходимости, а во многих случаях пикапами. Получив материальные средства, группа в полной темноте обычно отправляется обратно.

Еды на переднем крае более чем достаточно. Но бойцов и командиров утомляет ее однообразие. Если питаться сухим пайком, а он, по большому счету, весьма неплохого качества, но делать это в течение долгих недель, то поневоле устаешь от гречневой/рисовой каши и тушенки.

Вышестоящие командиры в курсе всех этих проблем и делают все возможное для улучшения быта бойцов на переднем крае. Но многое не изменишь по определению. Ничего, например, не сделаешь с местностью и мулякой. Один из возможных выходов в этой обстановке — чаще отводить в тыл подразделения и части для отдыха и восстановления боеспособности. В конце концов, людям надо просто обсушиться, помыться и побриться. И поесть горячего супа.

Шестая ежегодная конференция «Огарковские чтения — 2023», организованная Центром анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), прошла 31 октября 2023 года в Москве. Конференция посвящена памяти яркого русского военного мыслителя второй половины XX века, начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР (1977—1984) маршала Николая Огаркова.

Права на данный материал принадлежат bmpd.livejournal.com
Материал размещён правообладателем в открытом доступе

Источник: vpk.name

Next Post

Названа неожиданная причина рака поджелудочной железы

Shutterstock Ученые из Университета Британской Колумбии выяснили, что повышенный уровень инсулина в крови увеличивает риск развития рака поджелудочной железы. Результаты исследования опубликованы в Science Direct. Исследователи стремились найти взаимосвязь между высокой концентрацией инсулина в крови и протоковой аденокарциномой — самой распространенной формой рака поджелудочной железы. Это заболевание быстро прогрессирует и обладает высокой летальностью. Оказалось, что ацинарные […]